20 Ноябрь 2017, 02:50

ОТВЕРГНУТЫЕ ДЕТИ: ВЫЖИТЬ ВОПРЕКИ

Важные вещи мы слышим мимоходом. Недавно в автобусе две девушки спорили о том, как живут дети в приютах. Одна говорила, как бесчеловечны родители, оставившие детей на произвол судьбы. Другая упоминала родственницу, которая работает в детском доме, — и уверяла, что государство дает необходимую помощь. Кто из них прав, судить не нам. Но можно попробовать разобраться.

По материалам сайта ХОРОШИЙ ВКУС

Несладкая жизнь: как растут дети в приюте

Несколько лет назад я познакомилась с детьми из приюта. Мы были студентами и часто ездили в детские дома с подарками, организовывали концерты, играли с детьми. Жизнь в этом закрытом пространстве подчинялась собственным правилам. Человек человеку волк?

Во время официальных визитов никто не говорил о дедовщине. Но однажды, когда мы привезли сладости, пятилетняя девочка выхватила конфету: «Можно, я съем? Или у нас опять заберут?» Кто-то нервно рассмеялся. А воспитатель смущенно развел руками: «Дети сами не знают, что говорят».

По той же причине, получая подарки, дети тут же убегали, чтобы спрятать. Как впоследствии выяснилось, сумки с дорогой и красивой одеждой не доходили по адресу. Воспитатели забирали самые хорошие вещи, а одежда попроще доставалась ребятам.

Мы подружились с детьми. Они звонили и рассказывали то, от чего волосы вставали дыбом.

 Сегодня старшие девочки избили младшую, потому что та не уступила качели.

— У вас нет старых шапок и курток? Не в чем ходить зимой…

Много говорили о своем горе. Один из подростков рассказал, как потерял мать:

 Во время ссоры мой отчим выбросил маму из окна, и она разбилась насмерть. После этого я прошел все круги ада. Бродяжничал и воровал. Потом оказался в приюте.

Наконец, в приюте жила девочка, которая оказалась без крыши над головой из-за жестокости родителей. Ее мать и отчим забрали документы и выбросили девочку из квартиры. По непонятным причинам мать долго не могли лишить родительских прав. Больше всего нас поражало то, что, несмотря на страшную историю, девочка верила: однажды жизнь наладится, и все будет хорошо.

Мы следили за жизнью детей несколько лет. Старшим относительно повезло: непутевую мать девочки лишили родительских прав, и ее удочерили родители одноклассницы. Сейчас она учится в вузе. Мальчика, который потерял мать, также усыновили, и недавно он поступил в техникум. Что касается малышей (которых в приюте было довольно много), их определили в детские дома. Возможно, когда-нибудь их судьба изменится, если найдутся хорошие семьи, готовые принять ребенка.

Подарите детям счастье

Анна Титова воспитывает двух приемных сыновей. Она ведет блог, в котором делится историями из своей жизни. Проходя сложный процесс усыновления, Анна наблюдала печальную тенденцию: некоторые приемные родители возвращали детей в приюты спустя какое-то время. Своими наблюдениями Анна поделилась с нами:

— Это настоящие трагедии. В нашей стране до конца не осознали, насколько печален такой опыт для детей. Ведь взрослый человек может справиться с тяжелой жизненной ситуацией, а ребенок нет. Это глубочайшие травмы, и мудры те родители и педагоги, кто вместе с ребенком и опытным специалистом прорабатывают последствия трагичных возвратов. Причина этого явления — в абсолютной неготовности некоторых взрослых и непонимании элементарных вещей. Кроме того, в нашей стране странная процедура усыновления: нас проверяют на наличие платежеспособности, но никто не проводит тесты для принимающих родителей, не проверяет, насколько они психологически готовы.

Анна рассказывает о том, что ей пришлось испытать самой во время процедуры усыновления:

— В нашем случае прошел сбор документов, мы собирались усыновлять младшего сына, который был в опеке. Нас обязали провести медкомиссию для детей, а потом написать заявление, что мы готовы его усыновить в таком состоянии. Государство хочет снять ответственность с себя, потому что были прецеденты. А почему бы не предложить помощь в лечении ребенка?

Возникали различные проблемы, в том числе и адаптации детей в коллективе:

— Мы брали мальчиков, когда обоим было по месяцу. Старший не захотел идти в детский сад, он много плакал. Пообщавшись с психологом, мы решили еще год побыть с ним дома, потому что насильственная разлука с мамой — это возврат в травму брошенного ребенка. Что касается старшего ребенка, он боялся громких криков и скоплений людей. Сначала мы избегали травмирующих вещей, и со временем эта проблема перестала быть актуальной: сейчас сын полюбил детские площадки.

Еще одна сложная проблема, с которой столкнулась Анна Титова, связана с отношением к кровным родителям приемных сыновей:

— Совсем недавно я думала, что этот вопрос для себя решила, но вчера в опеке наткнулась на заявление об отказе кровной мамы от старшего сына. Для меня это было очень тяжело, я плакала от обиды за нашего Андрюшу. И благодарила Бога, что он дал нам возможность быть в его жизни. Прорабатывать эту тему нужно всем, кто думает не только о себе, но и о ребенке. Не получится утаить правду, дети все чувствуют и понимают, им плохо от этого обмана.

Мне кажется, есть несколько вещей, которые обязательно нужно сделать:

— Самим простить и принять кровных родителей.

— Понять и принять то, что это не мы их родили, дети не наша собственность!

— Помочь ребенку простить и принять своих кровных родителей тоже очень важно. Пока каждый из нас отрицает в себе отца или мать, это отрицание части себя. Какая же гармония будет в жизни?

В материалах, опубликованных в блоге, Анна Титова упоминает о кризисах в семье до и после появления детей. Мы затрагивает эту важную тему в разговоре:

— Кризисы есть и будут, все мы развиваемся и меняемся, но проблемы нужно решать до появления в семье детей. Иначе потом все усугубляется. С появлением детей в фокусе уже не вы и ваш супруг, а маленький человечек, которому нужны зрелые родители. По опыту моих наблюдений, появление долгожданного ребенка или помогает сохранить семью, или наоборот. Поэтому тем, кто хочет счастливую семью и детей, скажу: «Сначала станьте счастливыми сами, а уж в этом случае, в вашу жизнь придёт такой же осознанный человек! Дети в такой семье, даже самые «тяжелые», проживут удивительную жизнь, и вы вместе с ними».

Дети без статуса — кто они и можно ли им помочь?

Многие дети, которых покинули родители, юридически считаются находящимися на родительском попечении. Так называемые «дети без статуса» не могут получить опеку в тех семьях, которые хотят подарить родительскую любовь. А биологические родители, в свою очередь, часто не дают согласие на опеку, пусть даже временную, потому что боятся, что полностью потеряют контакт с ребенком. Эта ужасная ситуация задерживает детей в приютах на долгие годы. То же самое происходит, если родители не лишены родительских прав полностью, а лишь ограничены в правах.

Бывали случаи, когда детей, оставленных в роддомах, помещали на обследование в инфекционные отделения — и эти малыши месяцами оставались в больнице безо всяких оснований. Конечно, если ребенок официально признается сиротой, процесс происходит быстрее, и малыша определяют в детский дом — или в новую семью. Но в случае с детьми без статуса, их судьбой могут заинтересоваться, только если на них обратят внимание волонтеры.

Виктория Викторовна Федотова, руководитель Гражданской организации «МАРТИН-клуб», работает с детьми около двадцати лет:

— Главная проблема интернатов как института — дети содержатся и выращиваются там неестественным путем. Государство берет на себя функции семьи государство и не может их выполнять в силу того, что эта роль государству не свойственна.

Можно ли избавиться от коррупции в детских приютах? Виктория Федотова уверена, что не нужно поддерживать тлетворную систему:

— Не стоит возить подарки ни в какие приюты, их не должно быть на Земле. Тот факт, что воспитатели забирают подарки у детей, которым они предназначены, — это коррупция, но система никогда не будет работать иначе. Поэтому наша организация давно отказалась от этого. Если мы поддерживаем конкретного ребенка, мы заботимся о его образовании, приглашаем в летние лагеря, которые дают детям стимул развиваться и видение широкой картины мира. А саму систему исправить невозможно. У коррупции есть много объяснений — бедность, экономика, человеческий фактор… Контроль там невозможен.

Международный фонд ЛЮМОС основан знаменитой писательницей Джоан Роулинг. Представители этой благотворительной организации подтверждают, что часто родители оставляют детей в приютах, потому что остаются без минимальной социальной поддержки. Но интернат никогда не заменит ребенку отца и мать, поэтому нужно поддерживать не приюты, а семьи:

— В развивающихся странах системы здравоохранения и образования не бесплатны. Дети оказываются в детских домах зачастую потому, что родителям не по карману платить за их образование. Мы показываем благотворительным организациям, что, например, оплата школы на Гаити составляет от 150 до 300 долларов в год. А расходы на содержание в хорошем детском доме обычно доходят до 6 тысяч. Так что те деньги, которые они тратят на то, чтобы якобы помочь одному ребенку, можно использовать для того, чтобы 20 детей остались в семьях. (разговор с Жоржетт Малхайер состоялся в рамках ежегодной конференции «Форума доноров», тем 2016 года  «Управление благотворительностью: традиции, вызовы, инновации»)

Еще одна проблема, на которую обращает внимание Жоржетт Малхайер, связана с усыновлением:

— Бывает, в организациях ставится планка: нам нужно, например, 17 приемных родителей. При этом они получают 18 заявок и выбирают из них 17. В таких случаях в число приемных родителей могут попасть люди с психологическими расстройствами. По моему опыту, из тех, кто подает заявку, лишь 30-40% действительно могут принять ребенка в семью.

Что происходит в Украине? Виктория Федотова делится наблюдениями:

— В Украине на данный момент 74 тысячи сирот — это те, у кого умерли биологические родители, а также дети, чьи родители лишены родительского попечения. В интернатах воспитывается около 6-7 тысяч, в приемных семьях — около 13 тысяч и у опекунов. Среди этих детей только 10 процентов подлежат усыновлению. С этим связано то, что люди не могут усыновить ребенка, когда хотят это сделать. Эта проблема также системная, потому что интернатам — большим монстрам, которые есть у нас, — нужно выжить. Они удерживают у себя детей, чьих родителей давно нужно лишить родительских прав (родители их не посещают, не воспитывают, они живут в интернате, но, по факту, не получают статуса сирот). Поэтому простому человеку, который приходит в структуру спрашивать, можно ли усыновить ребенка, эти дети недоступны — они являются родительскими детьми.

Кому нужна поддержка?

Один из проектов, осуществленных организацией «МАРТИН-Клуб», — «Сохранение семьи». Виктория Федотова рассказывает о том, почему ребенок по возможности должен воспитываться в биологической семье:

—Мы начинали работать в начале 2000-х годов — собирали беспризорных детей на улицах. Тогда мы были уверены, что любая семья, которая отторгает ребенка, — плохая. Затем мы проанализировали причины уходов детей из семей. Оказалось, что 80% наших женщин воспитывают детей сами. Еще одна причина связана с бедностью. Когда в кризисный период поддерживаешь эти семьи хотя бы продуктами, большинство женщин стремятся сохранить семью. Кроме того, большой процент оставленных ребят — дети тех, кто воспитывался в интернате. Такая мать помнит свой опыт жизни в детском доме, но эта травма воспринимается психикой как норма воспитания. Поэтому большинство детей, рожденных выходцами из интернатов, также попадают в систему интернатов.

Среди тех групп населения, которым сейчас нужна поддержка, — переселенцы из зоны военных действий, уверена Виктория Федотова:

— Сейчас, когда случилась война и мы сами стали переселенцами, к нам пошел большой приток людей нашего круга — тех, кто никогда не нуждались в помощи, а, наоборот, сами помогали нам в связи с детскими программами. Переселенцам нужна работа, стабильные сообщества, которые могли бы стать заменой тому, что они потеряли у себя дома. Когда ты теряешь эти связи, чувствуешь, что у тебя нет корней, нет людей, к которым можно постучаться за стаканом воды. Нет близких, которых ты можешь не видеть годами, но теперь и не сможешь больше увидеть. Есть много подобных проблем, которые являются психологически тяжелыми для людей.

Можно ли изменить жизнь детей, оставленных родителями? Виктория Федотова делится статистикой, полученной на основании реального опыта:

— С 1995 по 2000 года мы работали с беспризорниками на улицах, открыли социальные дома. На протяжении этого времени мы отслеживаем жизнь беспризорников — 90 процентов тех детей погибли, остались жить те, кто сели в тюрьму. По случайному совпадению, несколько девочек по случайному совпадению попали в хорошие руки.

В чем причина смерти беспризорных детей?

— У нас было достаточно большое сообщество в городе — около 200 детей, и практически все они погибли. В 2003-2004 годах в детское сообщество пришли наркотики и вместе с ними – гепатит С, ВИЧ-инфекция, сепсисы, проблемы, связанные с кровью… Есть несколько мальчиков, которые попали в психбольницу и продолжают жить там, но достаточно ограниченной, тяжелой жизнью. Некоторые не могут разговаривать и хорошо передвигаться из-за наркотиков.

Что случилось с детьми, которые попали приюты? Как складывается их жизнь?

— Если говорить о проценте успешность социальной помощи, то здесь все зависит от того, что считать успехом. Мы считаем успехом, когда жизнь ребенка изменилась, часть его детства прошла в нормальных условиях, рядом были мать или другой близкий человек, и ребенок имел возможность учиться. К сожалению, если считать успехом случаи, когда до 25 лет ребенок прожил нормальную жизнь после того, как попал в приют, у него хорошее образование, прекрасная работа, нормальная семья, таких случаев будут единицы. Потому что это зависит не только от нас. Естественная среда для жизни ребенка — это семья. И если семья разрушена, здесь нужно много факторов, которые помогут ребенку восстановиться. Мы можем улучшать качество жизни, но предоставим эту жизнь в первозданном виде.

Ася Шкуро